Отчёт о горно-пешеходном походе второй категории сложности по маршруту Сухум-перевал Доу-село Псху-урочище Пшица-Гега /Абхазия/

6 июля 2009 года наша группа разбила лагерь на берегу моря в посёлке Гечрипш.

7 июля Из Гячрипша выехали рано утром, в Сухум приехали к 9 часам, к открытию рынка, где докупили продукты. Первоначальный план подъехать до Чедыма отпал сам собой. Дорог там, как нам сказали, уже нет. Даже в долину Гумисты ходят только внедорожники, да и то не всякий водитель рискнет. Мост через Гумисту в районе Каман разрушен, доехать можно только за Шрому. А нанимать машины накладно. Берут за одну машину 7 000 рублей. И сесть с рюкзаками можно только шестерым, да и не на каждую машину. Некоторые УАЗы берут только 4 пассажира. Нас же собралось 8 человек основного состава, да ещё прибились 3 знакомых, с которыми ходил в прошлом году, из Вологды, одна дама рвалась попасть на Псху, она родилась и училась в Абхазии, сейчас живет в Московской области, да ещё один парень, занимающийся промальпом и скалолазанием, Игорь. Он поздно обозначился, поэтому его не успели включить в группу. Итого 13 человек, а это две или три машины. Таких денег у нас не было. Да и не факт, что легко нашли бы транспорт. Решили обходиться собственными силами. И поехали дальше тем же Мерсом, который довез нас в Сухум. Он запросил совсем мизерную доплату в 500 рублей. И обошлась нам эта поездка в 250 рублей с носа. Это был первый гвоздь, забитый в крышку гроба горного похода.

Доехали до моста через В.Гумисту на окраине Шромы. Его как-раз восстановили. Но это уже ничего не решало. За мостом свернули влево, к святому источнику Иоанна Златоуста. Здесь, в очень холодной воде купаются паломники, источник имеет славу целебного. Недалеко, влево от основной дороги, расположен Каманский храм. Но мы туда не пошли, стало очевидным, что со временем напряг.

Дальше дорога набирает высоту над левым берегом З.Гумисты и через 5 км приводит к развилке. Вправо дорога поднимается к селу Ахалшени, влево падает к берегу. Раньше до Ахалшени ходили автобусы, и от этой развилки начинался пеший путь на перевал Доу. Далее дорога не будет отрываться высоко от реки до самой Доуляквары. Вдоль дороги много инжира, когда-то я шёл здесь в конце сентября и жалел, что несу лишнюю еду. Инжир так насыщает, что ничего больше есть не хочется. А изобилие в нём сахара даёт достаточно энергии. По открытой дороге жарко идти, радует только возможность искупаться в Гумисте. Через 3,5 часа ходу от поворота на Ахалшени по мосту переходим на правый берег. Вскоре на противоположном берегу открывыаются постройки 2-го участка СухумГЭС. Построена электростанция в 1948 году, уникальность её в том, что никакой плотины здесь нет. Вода вышерасположенной Восточной Гумисты направляется от 1-го участка сюда в тоннеле и падает своеобразным водопадом, давая энергию турбинам 2-го участка. Сейчас ГЭС законсервирована. За станцией дорога изрядно разрушена мощным селем. Только самые отважные водители УАЗов рискуют здесь ездить. Вскоре дорога сворачивает вправо на брод. Воды по колено, но течение довольно сильное. Через 1 час от переправы выходим в урочище Двуречье, к слиянию Чедыма и З.Гумисты (250 м). На старых картах Чедым назывался Ахипсом, теперь же это название носит правый исток Чедыма.

Здесь нас «обрадовали» пастухи, они же охотники, заявив, что найти путь на Чедымский хребет нереально. Нужно знать, как пройти без троп. Объяснить путь они не могли, сказав, что нужен проводник. Мы решили рискнуть пойти дальше по запланированному маршруту. Здесь я ходил в 1981 году, тогда к Чедыму, почти до балаганов вела геологическая дорога. Мы надеялись, что какие-то фрагменты её сохранились.

8 июля. Утром перешли Чедым вброд. Здесь это было довольно легко. Широкая мелкая река с галечным дном. По правому берегу идёт дорога в хорошем состоянии. Через час ходу по правому берегу Чедыма подошли к броду. Остановка, переобувание, переход с помощью трекинговых палок и ледорубов, сливание воды из обуви, отжатие носков, вновь обувание. Масса времени. Прямо от брода на склон взбирается крутой волок. Туда не нужно ходить. А впрочем, может быть там можно найти выход на гребень, а с него на альпику? Нужно время для таких разведок. А вот дорога на левом берегу исчезла. И тропы нет. Вокруг заросли кустарника и высокой травы. Продираемся вверх вдоль реки, стараясь не отрываться от неё. Через несколько минут тропа появилась. И опять брод. На другом берегу видна дорога. Опять вся процедура по-новой. Через час новый брод. Там дороги уже не видно, только прерывистая тропка. У небольшого водопада останавливаемся на обед. Сюда шли 4 часа.

Переправа через Чедым

После обеда, хорошо отдохнув и накупавшись, продолжили идти по левобережной тропе. По пути, справа от тропы, источник нарзана. Н.Д.Бондарев назвал его Жориным нарзаном в честь лесничего Георгия Самушия, показавшего Николаю Денисовичу этот минеральный источник. Вода сильно газирована и железиста. Вокруг густо окрашенные красным камни. Часа через 1,5 от места обеда подходим к месту слияния Чедыма и Ахипса (10 км от Двуречья). Тропа полностью разрушена селем, приходится лезть по крутой каменистой стенке, чтобы преодолеть завал. Выше завала брод. Течение сильное, глубина по пояс. Кому-то удается перепрыгнуть с камня на камень, но камни скользкие, безопаснее идти вброд. Здесь можно друг другу помочь, протянув с противоположного берега шест.

Лагерь близ слияния Ахипса и Чедыма

Здесь устроили разведку. Тропы нигде не видно. Какие-то фрагменты её уводят в ущелье левого истока, собственно Чедыма, к скалам. В скальнике никаких следов не обнаружено. Но пройти можно, соблюдая осторожность. Лучше бы натянуть перила. Этот путь ведет к Мраморному каньону, но для его поиска нужна экспедиция.

На стрелке истоков, выше заросшего места слияния, находим тропу. И видна старая заросшая терраса бывшей дороги. Минут через 40 подходим к следующему броду и развилке. Через 2 часа ночь, дальше идти бессмысленно. Не ясно, нужно ли идти вправо, или переправляться через Ахипс вброд и следовать по старой дороге дальше. Опять разведка. Правая тропа вскоре заканчивается обрывом. Здесь идти не представляется возможным. Другой вариант через два брода приводит на заваленную упавшими деревьями и размытую селями и обвалами тропу. Там пришлось буквально проползать под упавшими деревьями. И это без рюкзаков! Заваленный участок оказался не менее 0,5 км, и продолжается дальше. Идти здесь нереально. И группа разведки, уже в темноте, вернулась в лагерь.

9 июля В этот день нам пришлось пройти вчерашний путь обратно. Вниз по знакомой долине мы прошли несколько быстрее. Напротив вчерашнего первого брода, в Двуречье, сделали обед. И пошли дальше по дороге левым берегом З.Гумисты. Через час ходу набежали чёрные тучи, усилился ветер, и мы едва успели разбить лагерь, как хлынул ливень (260 м).

10 июля С утра прекрасная погода. Так как пробиться через долину Чедыма не удалось, оставался вариант пройти под перевал Доу, подняться на перевал Ачаучар и траверсировать Чедымский хр. По северным склонам, перейдя на южные через перевал Мухурша. Обидно то, что и возвращаться придётся тем же путём. И не остаётся времени на непогоду и разные ЧП. Но будем пытаться. Сегодня планируем дойти до урочища Доуляквара под самый подъём к перевалам Доу и Ачаучар. Но человек предполагает, а Бог располагает.

Прошли около получаса по левобережной дороге и перешли вброд широкую здесь реку. Переправа проста. На другом берегу хутор Адзюбжара. Усадьбы хутора есть и на этом берегу, но они расположены высоко над рекой и от неё не видны. Пообщались с хозяином и пошли дальше. Ещё один брод, уже через правый приток З.Гумисты. Вскоре встретился ещё один брод, мы были уверены по его многоводности, что это основное русло Гумисты. Оказалось, мы ошиблись. На другом берегу этого притока добротная дорога пошла правым берегом речки, вверх по её течению. На этом месте следовало бы остановиться и поискать продолжение прямой дороги. Но ничто не указывало, что мы ушли влево от основного направления. Дорога идёт мимо хуторка (справа от дороги, 340 м), и перебегает речку с берега на берег ещё дважды. После второго брода, у места слияния двух истоков, дорога начинает круто уходить вверх. Такого я не помнил. Чтобы так резко дорога оторвалась от Гумисты! Затем мы дошли до того места, где дорога полностью разрушена селем, едва сами перешли на её продолжение. Подъём идёт широкими серпантинами. Было очевидно, что это – не наш путь. Но стало интересно, куда дорога ведёт. Раз сбились с маршрута, нужно разведать этот участок. Чтобы не даром здесь шляться. Набрали высоту около 1000 м. (4 часа от Гумисты) Дорога выводит на лесистый гребень и затем уходит на юго-запад в сторону моря. Было бы время, интересно там пройти.

Наконец-то сели за карту и разобрались, что внизу – долина правого притока З. Гумисты – Маденки. Вниз мы спустились за 2,5 часа. Опять мы на поляне, где ложная, но хорошо видимая дорога оторвалась от скрытой в траве, что даже не видно никакой колеи, основной дороги. Ничего удивительного, машины здесь почти не ездят. Случайно заезжают несколько раз за сезон УАЗы. Стало ясно, что мы потеряли ещё один день. А нам нужно быть на Псху не позднее 14 числа. Что же мы успеем за 4 дня? День под Доу, напряженный день на северные склоны Чедымского хр., третий день под Чедым, еще день на кольцо вокруг Чедыма. И только на пятый можно рассчитывать прийти в Псху. Была бы ещё погода.

Через полчаса ходу от Маденки вышли на полуразрушенный мост через Гумисту. Очень красивое место. Пора бы стать на ночлег, но у моста рыбаки. Не хочется лишнего шума. Идем ещё минут 40 левым берегом Гумисты. И находим тенистую поляну высоко над рекой, слева от дороги.

11 июля Несмотря на такое невезение с маршрутом, погода нас пока баловала. Как показало время, это была опасная «завлекуха». Впереди нас ждал циклон со всеми вытекающими последствиями. В этот день планировали пройти как можно дальше. Но начинать подъём на перевал следовало всё же с утра, так как ночёвка без воды и ровного места малоприятна. Дорога, вернее, тропа, идущая по фрагментам бывшей дороги постоянно выводит к завалам, размытым участкам. Несколько раз переходим реку вброд. Через 5 часов ходу мы выходим у урочище Доуляквара. Это огромный луг со следами балагана. Мест под палатки сколько угодно. Хоть проводи республиканский турслёт. Вода в реке изумительно чистая, дрова в огромном количестве. И красивая панорама Бзыбского хребта в районе пер. Доу. Хорошо виден путь подъёма на Доу, но как подойти к началу этого подъёма, предстоит выяснить. Раньше дорога приводила к верхней пасеке, а оттуда чёткая тропа спускалась к реке в начале крутого подъёма. Сейчас дороги нет. Мы пришли в Доуляквару довольно рано, поэтому приготовили обед, а затем пошли на разведки.

Я с Сашей Фурсовым пошёл искать продолжение тропы. Пройдя огромный луг Доуляквары, мы обнаружили две тропы. Одна уходила в чащу леса к реке, казалось, что это – наш путь, другая сворачивала вправо и серпантинами набирала высоту. Здесь угадывались фрагменты старой дороги. Мы пошли правой. Местами тропа труднопроходима даже для пешеходов из-за глубокой и жидкой грязи, и это несмотря на то, что дождь был только позавчера, да и то кратковременный. Набрав метров 150, тропа, теперь это снова была дорога, траверсом и с небольшим подъёмом пошла влево и через полчаса от нашего лагеря привела к благоустроенной по здешним меркам пасеке. Два больших дома, сарай, два навеса со старыми ульями. Остатки техники. В одном доме десятка два книг. Сейчас здесь не было ни людей, ни пчёл. А дорога повернула на 120 градусов от своего недавнего направления и уводила вообще не в ту сторону. Ясно, что не на перевал. Лесистый контрфорс отрога, по которому шёл подъём на Доу, оставался далеко и глубоко слева. Оставалось выяснить, что даст разведка другой группы.

Игорь с Максом из Вологды пошли левой тропой, ведущей низко к реке. Тропа вскоре потерялась. Разведчики пошли прямо вдоль русла, переходя с берега на берег. Час трудного лазания ничего не прояснил. И когда мы собрались в лагере, было решено, что большая группа из 5-и человек пойдёт к пасеке и всё там обшарит.

Разведка обнаружила перед самой пасекой едва заметное ответвление влево. Оно совсем не видно от дороги. Ребята спустились к реке, нашли начало тропы подъёма и пошли по этой тропе вверх. Только удостоверившись, что это нужная нам тропа, они пошли на спуск, уже в сумерках. Вечером были блины.

12 июля Погода была подозрительно теплая. С утра ни облачка. За полчаса мы дошли до песеки, перед ней по невидимому с дороги ответвлению свернули влево и пошли траверсом влево-вниз. Спуск до реки занимает 20 минут. Переправа по камням не представляет при хорошей погоде трудностей. В дождь может быть проблематичной. Тропа находится легко. Она начинается прямо от переправы, идет тем же направлением, затем круто сворачивает вправо. Крутыми серпантинами тропа взбирается в густом высокоствольном буковом лесу. В нескольких местах тропа проложена в сыпучем сланце. При движении в обратном направлении могут быть сложности при скользкой обуви! Подъём к развилке троп снизу занял 2,5 часа чистого времени. Я помнил, что рядом находится родник Авидзба, мы прошлись налегке до родника, чтобы набрать воды для обеда. Родник почти пересох, но недалеко мы нашли маленький водопадик. Пока обедали, с юго-запада протянулись перистые облака, по которым я обычно определяю скорый циклон. Сквозь деревья на востоке хорошо видны снега Чедыма. Видно, что это непростая вершина и до неё не близко. Если начать движение сейчас, похоже, нас накр

оет на траверсе северных склонов. Да и на Псху мы опаздываем. Если будет циклон, трудно придётся и Анюте с Сергеем, которые вчера прилетели в Адлер, а сегодня могли быть уже на Ауадхаре.

Видна вершина Ахибаху

Склоны Чедыма

После обеда обсудили положение и решили, что идти на Чедым рискованно, можно застрять из-за непогоды и остаться без продуктов. Мы намеревались закупить крупы, сахар и сладости на Псху. После принятого решения стало легче на душе, но некоторым это не очень понравилось. Авантюризм все же опасный помощник в горах. У места, где мы обедали, развилка. Плохо видимая в траве и прошлогодних листьях тропа идёт прямо вверх к пер. Ачаучар, оттуда мы должны были спуститься по плану. Я прошёл по этой тропе немного вверх. Она снизу вообще не различима, только выше проявляется более-менее сносно. Для желающих подняться на Ачаучар советуем идти без тропы круто вверх. Тропа найдётся, она идёт по слабо выраженному лесистому контрфорсу. А основная, древняя магистраль Сухум-Псху уходит траверсом влево. Пересекаем ручей, падающий двумя каскадами водопада, верхний над дорогой справа, нижний внизу слева. C дороги открывается вид на скалистую вершину Ахибаху или Турецкую Шапку. После Чедымского массива это следующая к западу вершина, заслуживающая интерес альпинистов. Её особенностью является то, что под самой вершиной имеется сквозное отверстие, сквозь которое видно небо.

Дорога почти без набора высоты за час выводит на обширный луг перевала Доу (1390 м). Здесь проходила одна из ветвей Великого Шёлкового пути, этот проход издревле служил связующим между Северным Кавказом и Причерноморьем. Здесь в 1864 г. прошёл отряд русской армии перед решающим боем на поляне Грыбза – завершающим аккордом Кавказской войны. Через этот перевал шли советские солдаты в сентябре 1942 г, когда немцы заняли село Псху и стремились выйти к побережью. На перевале установлен памятник участникам этих боёв. По другую сторону от Доу открывается Санчарская горная группа. Там, через пер. Санчара проходило продолжение ветви Великого Шёлкового пути.

Спуск идёт без тропы по сланцевому склону. Круто (до 35?). Спускаемся вдоль начинающегося под перевалом ручья. Через полчаса выходим на удивительно красивое ровное место с поляной. Полноводный ручей впереди по ходу.

Перед перевалом Доу

На перевале Доу

Лагерь под Доу

13 июля С утра вышли очень поздно по причине перебора некоторыми спирта у вечернего костра. Спуск довольно крутой, тропа часто теряется. Нужно не забирать влево, там в глубокой щели течет ручей. И не заходить вправо, нужно держаться ближе к перегибу склона слева, не приближаясь к нему вплотную. За 1 час выходим на выполаживание, вскоре нашу тропу пересечёт поперечная тропа, идущая левым берегом Бзыби. А вот и сама Бзыбь бьётся в теснине. Очень впечатляет это место выхода от перевала к реке. Между огромными валунами бьётся бешеный поток исключительной чистой реки. Для водников, которые сплавляются по Бзыби маршрутами с элементами высшей категории сложности, прохождение этого порога нереально. Здесь мы пообедали и пошли вниз по левому берегу

Справа на камне, в оранжевой футболке Тимур Курбанов. Его уже нет в живых.

Тропа чёткая, не теряется. Через час от места спуска к Бзыби на большой поляне со следами балагана отыскиваем ответвление вправо, к скотопрогонному мосту. А левая тропа ведёт дальше к броду через Решаву и на Псху. Но там сейчас трудно пройти из-за разрушения тропы. Там была построена своеобразная лестница в виде ствола с набитыми поперечинами. Этот трап поднимался на скалу над ревущей рекой, далее нужно было пройти траверсом по этой скале. А дальнейший путь уже не вызывал никаких проблем. Эта тропа после брода через Решаву уводит на одноимённый хутор и далее к перевалам Ябсху и Гудаутскому.

За мостом выходим на правобережную тропу. Слева открывается вид на долину левого притока Бзыби – Решаву. Её местное исковерканное имя Решавей. Жаль, что многие туристы, не разобравшись в топонимике, так же её называют в отчётах. А замыкает широкую долину Решавы пирамида Ачибаху – Турецкой Шапки. Её мы видели вчера на подходе к Доу.

Тропа плавно ведёт через заболоченные низины и овраги с ручьями мимо интересного объекта. Это отвесная известняковая стена справа от тропы. Служит своеобразным акустическим «зеркалом». Бзыбь, которая была хорошо слышна слева, вдруг на миг замолкает, чтобы глухо зазвучать уже справа. Скала отражает шум реки, создавая впечатление, будто река слева. Затем тропа взбирается серпантинами на эту скалу и вскоре выводит к самому берегу Бзыби. В 1987 году сель разрушил тропу впереди и местные жители пробили новую тропу в обход места размыва. Новая тропа круто взбирается на склон, набирая около 150 м. над рекой. Затем длинный траверс с пересечением балок, как местные называют овраги, приводит на большую поляну без подлеска. Тропа теряется. Здесь нужно свернуть круто влево и найти продолжение тропы, а мы в спешке прошли прямо по направлению движения и сбились. Далее продолжали траверс в буковом лесу. Благо, без перепадов высоты и подлеска. Через час от начала обхода, т.е. от правобережной тропы над рекой, мы начали спуск к видимым внизу домам хутора Нижняя Бетага. Обошли по периметру плетень и попали на чей-то участок. Спросив дальнейший путь, пересекли громадный по площади сенокос, перелезли через ограду и оказались на грунтовой дороге. Потеряли, в общей сложности, полчаса.

По дороге дошли до реки Бетаги, дорога ушла на брод, мы воспользовались мостиком в виде ствола с перилами левее дороги. Дальше пошли по дороге вверх правым берегом Бетаги. От дороги, свернувшей влево, отходит тропа Она выводит к началу крутого подъёма. До террасы, на которой расположено село Псху, около 200 м по вертикали, подъём занимает примерно 20 минут. По пути минеральный источник с большим содержанием железа. В конце подъёма памятник защитникам Кавказа 1942 г. Сюда же выводит дорога, которую мы оставили. До центра Псху остаётся 2 км по дороге без перепадов высоты.

Пришли к дому моего друга Николая Акобии. Я надеялся встретить здесь свою дочь с Сергеем. Но их не оказалось. Поставили палатки за маленькой речкой на обширном дворе Акобии уже в сумерках. Было очень тихо и тепло, что предвещало непогоду. Ночью разразилась сильнейшая гроза.

14 июля. Ливень продолжался до 14 часов с небольшими остановками. Мы ходили в гости к Юле – подруге нашей Инны. Юля - довольно известный в Абхазии хирург, её мать и дочь живут в Псху, Юля часто ходит сюда пешком через перевал Анчха, лето обычно проводит здесь же. Мы помогли Юле по хозяйству, она накрыла нам стол. К вечеру пошли на мою пасеку посмотреть, что на ней осталось. До пасеки 8 км, но нас накрыл ливень. Вернулись, зайдя по пути к Михаилу Зинченко за мёдом. Мёд Псху считается лучшим в Абхазии, а абхазский мёд – лучший на Кавказе. Это не миф. У абхазской пчелы хоботок имеет длину 11 мм, тогда как у обычной пчелы 7 мм. Представить можно, как абхазянка использует дополнительные возможности своего хоботка.

Анюта так и не пришла сегодня. Дождь всё идёт.

15 июля Ночью новая порция грозы и дождя. Речки превратились в бурные потоки, улица Псху в речку. Вверх уехали машины для спасения перевернувшийся машины с попом и попадьёй из Одессы. Их УАЗ с прицепом на переправе через Агурипсту был сбит потоком и его перевернуло. К счастью, супруги остались живы, а прицеп уволокло в более мощную реку Бавю. Там погибло дорогое оборудование для строительства церкви. На Псху после войны 1992-93 гг. поселилось множество паломников, монахов, церковников разных мастей, в горах вновь появились скиты и пещерные кельи. Поэтому здесь началось строительство большого храма. А Анюта с Сергеем, как оказалось, поставили палатку у этого брода, слышали, как ночью прошла машина, а утром видели спасработы. Но сами не могли переправиться через стихию. Им помогла группа абхазских охотников, которые срубили несколько берез, перебросили их через Агурипсту в узком месте и подстраховали наших путешественников. Пришли они на Псху к обеду, мы их встретили у магазина. Уходить сегодня неразумно. Во-первых, нужно дать отдохнуть вновь присоединившимся; во-вторых, дождь продолжал лить с небольшими перерывами. Если бы мы пошли с Доу в сторону Чедыма, это плохо бы кончилось. Циклон оказался мощным. Какой год интуиция не подвела

16 июля Ночью опять сильная гроза и ливень. Ясно, что ещё днёвка обеспечена. Вологодцы ушли в сторону Анчха. Потом мы узнали, что у них без приключений не обошлось. Их перевезла машина 18 числа. А на Псху скопилось множество транспорта с экскурсантами, которые выехали на два дня, а живут здесь уже четвёртый день. Потом их вывезли самолётом, а машины остались до восстановления дороги, которую открыли для движения только 28 июля. Здесь были московские областные и городские машины, одна ростовская и несколько местных. Во второй половине дня дождь прекратился, и я с Сергеем и Анютой погуляли над ущельем Бавю и сходили к Третьяковым на Бетагу.

Моя дочь Анна

Серебряная гора

Мостик через Бавю

17 июля С утра накрапывал дождь, но идти уже можно. Со двора Акобии идём по тропе через сенокос влево, на участке Шишина пересекаем луг, переходим через заграждение и в 20 минутах от двора Николая упираемся в высокий забор из рабицы. За ним лес с магистральной тропой на Ригдзу, куда идёт наш путь. Проходим вдоль забора влево и находим перелаз. За ним тропа падает вниз широкими серпантинами. А слабая тропка уходит траверсом влево к остаткам средневековой крепости над стрелкой Бзыби и Бавю. За 15 минут спускаемся на дно долины Бавю. Местные называют реку более привычным для русских поселенцев именем Баул. Даже на некоторых картах присутствует именно это название. Минут 10 ходу по левобережной тропе вниз по реке приводят к скотопрогонному мосту. За ним тропа поднимается на террасу с хутором Ригдза (30 минут от моста). Раньше тропа вела мимо усадеб хутора слева от заборов в сторону дальних пасек. Теперь она попала на частное владение, и нам пришлось идти по чужому двору. А в самом начале хутора вправо уходит ещё одна тропа. Она проходит выше и правее Ригдзы и ведёт мимо усадеб Владимировых и Плужниковых на гору Лакырдзыстоу и в верховья Пшицы. Там можно пройти на дорогу Рица-Ауадхара левее вершины Анчха, через пер. Анчха-2.

Опять пошёл дождь. На краю хутора находим в заборе дырку и ищем тропу. Её продолжения не видно. Только пройдя вдоль забора влево, находим тропу. Она спускается к ручью, затем вновь тянется вверх. Преодолеваем ещё один овраг с ручьём и начинаем плавный спуск к Бзыби. Лес густой, но тропа очевидна. Через час ходу от Ригдзы выходим на правый берег Бзыби. После дождей она мутная. Ещё через час выходим к развилке. Вправо-вверх идёт тропа на пасеку Плужникова, левее развилки, у самой реки родник. Основная тропа продолжает бег вдоль Бзыби. Она ныряет в густой самшитник, деревья здесь перевиты лианами, на стволах вековой мох. Мрачно, сыро, но очень красиво в этом месте. За зарослями самшита выходим на открытое, заросшее высокой травой место. Справа виден большой водопад, срывающийся со стены Лакырдзыстоу. Переходим полноводный после дождей ручей, сохранивший прозрачность и углубляемся в густой буковый лес на другом берегу ручья. Здесь легко потерять тропу. И тогда будет много проблем. А тропа взбирается на скальную полочку. Нужно чувствовать себя уверенно на краю обрыва, внизу, под скалой неистовствует Бзыбь. Сюда от ручья с водопадом 15 минут ходу.

После этого скального прижима тропа ныряет в густой лес и неожиданно исчезает. В прошлогодних буковых листьях и густой высокой траве её совсем не видно. Чтобы не уйти не туда, нужно продвигаться неспеша, тщательно отыскивая фрагменты тропы. Основное направление прямо вверх, оставляя реку слева и стараясь от неё не отрываться далеко. Выше тропа снова чёткая, если потеряли её ниже, не нужно паниковать, а следует разведать склон выше. Впереди так называемые 33 серпантина. Придётся подняться метров на 350 над Бзыбью, подъём крутой и утомительный. Он занимает около 40 минут. Слева глубоко внизу бьётся в каньоне река, там, низом не пройти. Тропа выходит на большую террасу с высокоствольным лесом. Место очень красивое, но дремучее. Через полчаса от выхода с 33-х серпантин пасека Калашникова. Известна жуткая история о том, как Василия Калашникова, местного балагура и пьяницу нашли здесь мёртвым на груше. Хозяин пасеки обхватил ствол дерева высоко над землёй и в такой позе умер. А лицо его выражало ужас перед чем-то нам теперь уже неизвестным. Это случилось лет 16 назад. Конечно, есть и сейчас хозяин этой пасеки, но имя Василия стало для этих мест примечательным.

Тропа уходит влево на траверс склона. Постепенный спуск приводит к ручью, справа виден величественный водопад. А через 45 минут от пасеки Калашникова мы вышли на большую поляну на террасе. Над поляной возвышаются крутые скалы, под ней скальная стена, обрывающаяся прямо в каньон. Здесь приютилась пасека Владимирова, названная так по имени её основателя. Сын старого Владимирова Евгений слыл на Псху самым опытным пчеловодом. После войны 1992-93 гг. он уехал с семьёй в Волгодонск, и пасека перешла к Михаилу Шишину, старожилу села. Над пасекой в скальной стене видна пещера. Там были обнаружены останки пещерного медведя и следы пребывания древних людей. После разгона Ново-Афонского монастыря в 1921 г. в этой пещере скрывались беглые монахи.

Тропа, ведущая через поляну с пасекой, сильно поросла травой, её начала не видно. Пошли на разведку прямо через поляну в лес. Чтобы найти тропу, начали спуск влево наискосок. Тропа не должна никуда деться, рано или поздно её мы должны были пересечь. И она нашлась. По тропе вышли к высокому водопаду. Я и раньше бывал здесь, но что то меня насторожило при виде этого водопада. Какой-то он не такой. Уж больно сильна струя. Здесь не был 19 лет, так что не удивительно, если водопад несколько изменился. Либо я подзабыл, как он смотрится. На обратном пути нашли развилку. От тропы отходит ответвление вправо. Но куда? Водопад то найден. Можно не волноваться. А тропа выводит к поляне, где и теряется в траве.

18 июля На утро идем к левому по ходу краю поляны, где начинается тропа. Через 5 минут ходу развилка. Сворачиваем вправо и вскоре подходим к водопаду. Сегодня водопад значительно слабее, чем вечером. За водопадом тропа разрушена и скоро совсем теряется. Вокруг скалы. Куда идти? Что-то я не узнаю мест. Посылаю Игоря на разведку вверх, а сам ухожу траверсом вдоль скальной стены. Пройдя метров 200, я убедился, что прохода здесь нет. Вернувшись к группе, обнаруживаю пополнение наших рядов. Игорь снял со скал двух путешественников из Александрова. Они не нашли путь за Пшицей, решили вернуться на Псху, но потеряли тропу. 5 суток они ходили по окрестностям и не могли найти места спуска со скал. Нарвались на медведя, нашли монашескую келью с запасом еды. А ведь эти дни лил дождь!

Вернулись на развилку троп за водопадом, свернули вправо и через несколько минут подошли под нижерасположенный каскад. Вот теперь я его узнал. Ручей скользит по наклонным скалам на головокружительной высоте, над верхним каскадом высится стена не менее 100 м высотой, южная экспозиция позволяет в солнечную погоду нагреться воде до довольно теплой температуры. Здесь я раньше неоднократно принимал тёплый душ с хорошей головомойкой. Вода просачивается под песчаную площадку и вновь низвергается нижним каскадом на глубину примерно 200 м. Когда говорят о высочайших водопадах Кавказа и приводят в пример водопад у Фишта, вспоминаешь более высокие и грандиозные низвергающиеся потоки бассейна Бзыби.

Пройдя водопад, выходим к интересному объекту. Это скала со сквозным отверстием. Может, его вымыло, может, это результат выветривания. Теперь это своеобразный тоннель, сквозь который проходит тропа. Его описал в 1952 г. исследователь Псху Е.Холодовский и оставил нам уникальное фото. Тогда навес в скале использовался пастухами, которые устроили здесь пастуший балаган. Отсюда и его название — Каменный Балаган. За Каменным Балаганом есть ответвление тропы влево, к Каменному Мосту. Громадная скальная глыба скатилась сюда откуда-то сверху и перекрыла узкое ущелье Бзыби на высоте около 60 м над потоком. На образовавшемся мосту со временем выросли деревья, густой кустарник. Теперь можно пройти по тропе по этому камню и не заметить, что оказываешься на другом берегу Бзыби. Даже воду реки не видно сверху. Смотришь в темноту пропасти и не видишь, что там бушует Бзыбь. Но когда глаза привыкнут к темноте провала, поток все же можно различить.

Мы не смогли найти это ответвление. Я там бывал неоднократно, но всё так сильно изменилось. Правда, группа стремилась к морю, передние уже убежали вперёд, им «до лампочки» все красоты. Примерно через полчаса от Каменного Балагана слабовыраженная развилка. Левая тропа продолжает идти прямо, к Пшице. Она приводит к выходу Бзыби из каньона немного выше устья Пшицы. Это очень красивое место, но участники группы решили спешить к морю и не интересовались каньоном. Эта спешка отняла у нас ещё один день. Об этом дальше.

Правая тропа сворачивает под углом 45°к основному направлению вправо. Но тут спешащие мальчики потеряли тропу. А так как я шёл за ними и смотрел им с спину, тоже потерял тропу. Стали искать её прямо по ходу. И постепенно углубились в густой лес. А дальше начался крутой подъём. Я его не помнил. Всё должно быть не так. Забрались довольно далеко вверх. Спешащий за пивом авангард почти поднялся на лесистый хребет. Но нам туда не надо! Я передал по цепочке сигнал к отступлению. Едва оторвал публику от гонки. Спустились вниз и вернулись к развилке троп. Её нашли быстро. Через час ночь. Я с Игорем пошёл искать продолжение основной тропы. И она нашлась несколько выше нашего лагеря. Нужно было пройти на склон и неспеша исследовать почву. Фрагменты тропы в траве и прошлогодних листьях показали нам направление движения. Главный ориентир — отвесная скала справа по курсу. Проход под ней траверсом влево-вверх. На траверсе тропа конкретизировалась и вывела нас за полчаса на выполаживание. Дальше она несколько раз терялась в высокой траве и буреломе, но опять проявлялась. Ещё полчаса, и мы вышли к верхней пасеке. Перед ней нашли ответвление тропы влево-вниз. Стало ясно, что к Пшице туда. Назад пости бегом! Темнеет. Ночь застала нас на траверсной тропе. И уже в темноте мы вышли к лагерю.

19 июля За час вышли к пасеке. Крутой спуск по размытой и местами полностью исчезнувшей тропе за 20 минут вывел нас к Пшице. Толстого ствола, по которому я переходил реку ещё 25 лет назад, не оказалось на месте. Кто-то из местных завалил здесь берёзку, и мы с осторожностью перешли по ней через бурный поток. На правом берегу Андрей и Сергей, наши новые товарищи, показали слабую тропку, уходящую траверсом влево, с небольшим набором высоты. Я её раньше не видел. А они были 6 дней назад именно на этой тропке, и именно там они потеряли дорогу. Полчаса траверса показали, что это не наш путь. По словам александровцев, там дальше есть родник. Наверное, эта тропа ведёт туда. Наш же путь значительно выше. Как я помню, после переправы нужно сначала подняться прямо вверх метров на 20, затем свернуть влево и косым траверсом, постепенно набирая высоту и выбирая более пологие полочки на склоне, идти в направлении примерно 50-55° от оси подъёма влево. Обычно подъём требовал 30-35 минут.

Мы остановились у упавшего дерева, и я вышел вверх с тремя ребятами и Сергеем. На узловых местах я оставлял по одному участнику разведки, чтобы можно было перекрикиваться, когда я уйду с прямой видимости. Крутизна склона достигала 55°, с рюкзаками здесь будет непросто. За 40 минут удалось нам с Сергеем выбраться на заросшее полотно старой дороги. Это уже даже не тропа, а её фрагменты. Но терраса, где она некогда шла, хорошо различима. На спуск мы пощли с небольшим траверсом влево. И постепенно сняли своих дозорных. Вверх поднимались, немного вернувшись назад по тропке. Обойдя наиболее крутые участки, начали подъём вверх по линии падения воды. Когда выбрались на небольшое выположение, свернули влево и траверсировали склон на 70° от вертикальной линии влево. За час выползли на старую дорогу. Этим путём не рекомендуем никому ходить. От переправы нужно подниматься, как сказано выше.

Пшица

По полотну дороги идём вправо. Оно уводит и в другую сторону, но когда я сюда попал в первый раз, то пошёл именно туда и оказался в тупике. Тропа делает три серпантина. Её пересекают упавшие стволы, очень трудно здесь пролазить с рюкзаками. Третий серпантин заканчивается на развилке дорог. Старая геологическая дорога уходила вправо, в верховья Пшицы. Теперь она совсем разрушена обвалом. Перед развилкой встретится ручей, он берёт начало из родника выше. Сворачиваем на левую дорогу и выходим к роднику. Вокруг всё заросло крапивой и борщевиком. Идти трудно, так как в высокой траве не видно больших камней и ям. За родником мы устроили обед. И тут дунул сильный ветер и пошёл дождь. Едва успели натянуть тент от палатки. Поместились все.

После дождя и обеда продолжили путь по старой дороге. Опять упавшие со скальной стены на дорогу стволы затрудняют нам путь. А кто-то мечтает здесь пройти верхом. Есть желающие и на велосипедах. Снимаем перед их мужеством шляпы, у кого они есть на голове.

С поворота открывается чудесный вид на долины Бзыби и Пшицы. Угадывается каньон. Дорога принимает более приятный вид. Сюда могут даже заехать внедорожники, если в двух местах спилить упавшие деревья. Виды с дороги просто ошеломляющие. Описывать красоты нет смысла, фотографии более красноречивы. Через 2 часа от родника дорогу перебегает ручей. Сворачиваем в лес. Длинный прямой путь в лесу приводит к крутому повороту почти на 180°. После второго серпантина развилка. Правая дорога уходит на альпику хребта Ачибаху, левая -наша. Дорога вышла на высоту 1150 м, заметим, что высота Пшицы в месте переправы около 600 м. Уже в темноте мы пришли на своеобразный балкон над каньоном Бзыби. Здесь можно разместить три палатки, что мы и сделали. Прямо за палатками глубокая пропасть. Впечатляет! Вода в ручье по дороге в 200 м.

20 июля Описывать переход этого дня не имеет особого смысла, ибо дорога очевидна. По пути, в 2-х часах ходу справа от дороги грот, где мы, спрятавшись от дождя, приготовили обед. Еще 2 часа и мы в известном в Абхазии месте древнего святилища, урочище Кушба. Мало кто знает, что недалеко от дороги есть уникальное природное явление, пещера с водопадом, который даёт начало короткому ручью, падающему в Бзыбь. Туда от основной дороги отходит грунтовка, приводящая на пасеку. Если продолжить идти по тропе, выходишь к роднику. Над ним вход в пещеру. Забравшись туда, видишь интересную картину рождения ручья. В пещере темно, но со вспышкой можно что-то отснять. Здесь нас застал сильный дождь, который через полчаса неистовства прекратился.

Остаётся 2 часа спуска по дороге. По сторонам много спелой ежевики.

Выходим на большую поляну в месте впадения в Бзыбь Геги. Здесь расположились пасеки. Заключительная ночь в горах, на высоте около 120 м. Море уже близко.

21 июля По асфальту идём 4 км до Голубого озера. Этот туристический объект широко известен. Это воклюз, образовавший водоём густого синего цвета. Здесь развернулся рынок, останавливаются экскурсионные автобумы и машины. Отсюда можно пытаться уехать. Группа разделилась. Кто-то спешит к морю, кому-то нужно уехать в Россию. Поход закончен.