Нитка маршрута: аул Учкулан – пер. Карачай-ауш (2542 м, н/к) (рад.) – р. Учкулан – р. Кичкинекол – оз. Уллу-Кёль – пер. Вост. Уллу-Кёль (3050 м, 1А) (рад.) – пер. Ниж. Уллу-Кёль (2900 м, н/к) – р. Махар – р. Гондарай – р. Актёбе – пер. Сев. Ак (3450 м, 1А) – р. Мырды – пер. Юж. Доломиты (3350 м, 1А) – р. Чунгур-Джар – р. Чириккол – р. Уллукам – аул Хурзук.

Туркина Людмила Валерьевна - руководитель

Чернопятов Эдуард Анатольевич - зам. руководителя, инструктор клуба, оператор

Рябов Сергей Александрович - зав. снаряжением

Джалиашвили Нуну Отаровна - помощник завхоза

Шевцова Елена Александровна - летописец

Демидченко Людмила Сергеевна - медик

Белогубикова Анна Андреевна - метеоролог

Кротов Виктор Александрович - реммастер

Сердюк Игорь Валентинович - фотограф

Шашурина Ольга Александровна - завхоз

Ермаков Олег Сергеевич - хронометрист

/фото его не сохранились/

Фёдорова Елизавета Сергеевна - участник

Коллектив полностью имел отношение к колледжу лёгкой промышленности города Москвы, при чем руководитель и зам были преподавателями, остальные студентами

1.ХАРАКТЕРИСТИКА РАЙОНА ПОХОДА.

2.1. Географическое положение, природа и климат, туристские особенности района.

Подробная характеристика района приводится в книгах В.В. Арсенина и П.П. Захарова (см. Литература). Мы же остановимся на этом вопросе очень кратко.

Район нашего путешествия носит название Гвандра, это имя второй по высоте вершины Западного Кавказа. В альпинистских кругах район больше известен как Узункол. На западе район Гвандры граничит с Тебердой и Домбаем, на востоке с Западным Приэльбрусьем. Главный Кавказский Хребет (ГКХ) отделяет район от Абхазии и Грузии. Особняком стоит горная группа Даут. В каталогах вершин и перечнях перевалов Даут входит в рассматриваемый нами район, но органически он существенно отличается от собственно Гвандры. Там трудно найти перевалы 1 к/с. В основном, это препятствия 2А-2Б. Поэтому в районе Даута логичны горные маршруты 3-4 к/т.

Участок Главного Кавказского хребта, относящийся к району Гвандры, протянулся более чем на сорок километров от Клухорского перевала до Азау. Это самый близкий к Эльбрусу район с высшей точкой Гвандра Главная — 3983 м. Вершины этого района занимают всю восточную часть горного региона Карачаево-Черкесии.

Основная водная артерия района – Кубань, которая выше слияния с крупным левым притоком Учкуланом носит название Уллукам. Выше Уллукам принимает в себя ещё несколько крупных рек, питаемых ледниками ГКХ и его отрогов, в частности Эльбруса. Это Уллу-Озень, Восточный Кичкинекол, Чириккол и Узункол. На стыке Уллукама и Учкулана находится аул Учкулан. Отсюда и начинает свой путь река Кубань. А вот местные жители все реки, текущие с Эльбруса, однозначно называют Кубанью.

Каждое ущелье этих кубанских притоков неповторимо и уникально, о них нужно рассказывать особенно, так как общих черт у них немного. Стоит обратить внимание на основные. К ним можно отнести преимущественно сосновые леса, в отличие от доминирующих на Западном Кавказе пихтарников, а также достаточно высокое расположение этих долин. По сравнению с Архызом и Тебердой верхняя граница леса в Гвандре превышает уровень в 2000 м. Узункольская поляна — 2100 м, Гондарай — 2200 м (Домбай - 1680 м). Относительно небольшое оледенение, кроме собственно Гвандры и Кичкинекольской подковы, и высокая линия снежников делают маршруты скальными и осыпными. Район камнепадоопасен как никакой другой на Западном или Центральном Кавказе. Это сближает Гвандру с Восточным Кавказом. Перевалы здесь тоже высокие, недаром именно здесь расположен самый высокий перевал западного Кавказа – Кюкюртлю (3900 м). Здесь же самая высокая вершина из всех расположенных вне линии ГКХ на западном Кавказе – Куршоу (3870 м).

Близость Эльбруса и замкнутое положение среди горных массивов накладывают отпечаток на погоду в этом районе. В целом, климат здесь не отличается от домбайского и тебердинского, но здесь несколько холоднее. Зима отличается обилием снега, здесь нередки снегопады по несколько дней подряд. Снег лежит до конца мая, дороги высоко в горах перекрыты многочисленными лавинами. Лето характерно большим числом солнечных дней. Июнь до середины, как правило, холодный, но солнечный, в горах иногда выпадает обильный снег. На высоте 1500 м средняя температура июля +16°С. С увеличением высоты средняя температура падает, а количество осадков растёт. Август характеризуется теплыми днями, дождей практически не бывает. В начале сентября возможны дожди, но часто погода стоит достаточно теплая, что позволяет купаться во всех горных озерах района. Во второй декаде сентября погода резко меняет свой характер: холодные дожди, снег ночью выпадает даже на высоте 2000 м, в горах пронзительные ветры и снежные заносы. К концу месяца бури утихают и устанавливается прекрасная погода на весь октябрь. Наступает "бабье лето" — тепло, солнечно. Ноябрь встречается с зимним снегом уже в первую декаду, а нетающий покров ложится лишь после 20-25 ноября. Но основные снегопады приходятся, конечно, на февраль. Бураны и вьюги длятся до 12- 15 дней. Однако не так уж редки случаи, когда почти вся зимняя порция снега выпадает в апреле-мае. К концу зимы снежный покров бывает весьма значительным - до трех и более метров.

Обильные зимние или весенние снегопады создают в районе серьезную лавинную опасность. Дополнительно этому способствует рельеф долин и ущелий — крутые берега, прорезанные путями схода лавин, крутые узкие кулуары, верхние травянистые склоны, а на боковых террасах большие травянисто-осыпные мульды — сборники снега. Весенние лавины провоцируются постоянными фенами (обильное вторжение масс теплого воздуха, особенно в середине марта), которые создают благоприятные условия для схода масс снега. Нередко сила лавины такова, что, пройдя через все препятствия на своем пути, она вылетает далеко вверх на противоположный берег ущелья. Снег особо крупных лавин лежит иногда до первых чисел августа. Например, лавины 1961,1963,1969,1976 годов после схода имели толщину "языка" более 15 метров. В большинстве случаев они сходят по руслам ранее сошедших лавин. Так, лавина 1980 года в ущелье Гондарай, перелетев через долину, снесла на противоположном склоне более трех тысяч кубометров леса! Поэтому зимние походы и восхождения в районе непопулярны и опасны как нигде на Кавказе.

Особо следует сказать о красивейших озерах района. Здесь, под вершиной Рынджи-Аге лежит крупнейшее озеро бассейна Кубани – Уллу-Кёль. Обычно до середины лета оно покрыто толстыми льдами, освобождаясь только в августе. Бывают сезоны, когда бирюзовая поверхность озера открыта уже в начале июля. Такой случай выпал и нам. Много озер в верхних цирках хребта Куршоу, под массивом Доломитов, у ГКХ под Нахарским перевалом.

Туристское освоение района связано, как обычно с исследованием и описанием долин, ущелий, путей подхода к перевалам и прохождением самих перевалов. Район был изучен намного слабее, чем соседние Приэльбрусье и Домбай-Теберда. В довоенные годы много сделал для освоения района Делоне. Кроме описаний альпинистских маршрутов он много места уделил изучению перевалов и долин. После войны вклад в дело освоения района внесли Гринчар и Беляев. К следующему поколению исследователей Гвандры следует отнести Е. Миронова и В. Арсенина. Много нового описали киевские туристы, чей лагерь «Глобус» был развернут на поляне Кёртмели. К сожалению, материалы киевских туристов для нас недоступны. И приходится, порой, «изобретать велосипед», вновь «открывая» давно уже открытое.

2.2. Варианты подъезда и отъезда.

Все походы по Западному Кавказу для москвичей чаще всего начинаются в Черкесске. Каждый день в 16-51 с Курского вокзала отправляется поезд №41 Москва-Нальчик с прицепными вагонами до Усть-Джегуты, в Черкесск он прибывает примерно в 7-20. Оптимальным вариантом дальнейшего движения будет нанять машину и спокойно ехать и в МЧС, и к пограничникам, и, если нужно, на рынок. В крайнем случае, если с машиной что-то не получается, можно доехать до Карачаевска (маршрутки ходят каждые 10 минут). Оттуда до Учкулана и Хурзука ходят автобусы (около 5 в день), но влезть в них человеку с рюкзаком очень сложно.

На легковой машине или микроавтобусе можно без проблем доехать до Хурзука и Учкулана и даже немного выше – по Учкулану до поляны Кертмели (рискованно), по Уллукаму до погранзаставы в устье Узункола (без проблем). Для организации заброса в альплагере Узункол нужен грузовой транспорт.

Если после завершения маршрута планируется отдых на море, то возможны два варианта, оба достаточно неудобные из-за нестыковок в расписании. Во-первых, можно уезжать электричками из Черкесска на Невинномысск, Армавир, Белореченскую, Таупсе. Во-вторых, можно ехать из Зеленчукской Краснодарским автобусом до Курганинска, а оттуда электричкой опять-таки на Белореченскую и Туапсе. Второй вариант проверен, и если к 9-30 (времени отправления автобуса на Краснодар) вы сумеете быть в Зеленчукской, то в 11 вечера этого же дня сможете искупаться в Черном море. Из Зеленчукской можно ехать и через Майкоп, оттуда также есть электричка на Белореченскую.

2.3. Сведения о наличии магазинов, возможности забросов, адреса КСС,

погранотряда, порядок оформления пропусков и т. д.

Начнем с оформления пропусков в погранзону, так как это первая проблема, с которой придется столкнуться в Черкесске. Заранее необходимо написать заявление на получение пропуска в трех экземплярах (образец в конце отчета), это существенно сэкономит время. Перед тем, как ехать к пограничникам, нужно зарегистрироваться в ПСО Карачаево-Черкесии. Адрес ПСО знают все водители, предлагающие свои услуги на вокзале. Без штампа ПСО пограничники не принимают заявления. Черкесский погранотряд находится по адресу ул. Леонова, д.2. Пропуска оформляются ежедневно, кроме воскресенья, с 9 утра. Если вы планируете зайти в Гвандру из Теберды, то понадобится еще и пропуск в заповедник (если только вы идете не через перевал Эпчик). Но в оформлении такого пропуска опыта у нас пока нет.

Что касается закупки продуктов, то это можно сделать и в Черкесске, и в Карачаевске, лучше на рынке. Здесь можно купить все, что хотите, кроме, разве что, такой экзотики как соевый фарш, о существовании которого кавказцы даже не подозревают. О сублиматах речь, конечно, вообще не идет. Зато в Карачаевске вы найдете сыр в различных вариациях – незаменимый продукт в походе, и вяленое мясо – баранину или говядину, также полезная вещь. В аулах Учкулан и Хурзук также есть магазины, но там можно купить только самые обычные продукты – крупы, сахар и т. д., но лучше дело до этого не доводить.

Возможностей для организации забросов в районе предостаточно. Два самых популярных места – альплагерь “Узункол” и погранпост на поляне Кертмели. Можно оставлять заброс и у местных жителей в аулах, и на кошах у пастухов, это абсолютно надежно.

И еще одно важное замечание. При планировании похода нужно учитывать, что во всей Карачаево-Черкесии понедельник – особый день, не работают почты, рынки, половина магазинов.

Телеграмму о начале и завершении маршрута можно дать и из Учкулана, и из Хурзука.

2.ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ПОХОДА.

3.1. Цели и задачи маршрута. Общие вопросы организации и проведения похода.

Поход проводился участниками довольно молодого клуба “Ветер Странствий”. Большинство участников похода (9 из 12) никогда еще не были в горах, но многие, являясь к тому же студентами одного Колледжа, ходили вместе по Подмосковью. Поэтому психологический климат в группе был очень уютным. Не хватало лишь технического опыта, и это наложило в последствии отпечаток на маршрут.

В качестве района путешествия была выбрана Гвандра. До этого несколько лет мы ходили в основном по Архызу и успели его основательно изучить. Хотелось открывать для себя новые горизонты. На наш выбор повлияло и общение с Владимиром Васильевичем Арсениным. Он давно изучает этот район, является автором многих первопрохождений и просто не мог не заразить нас желанием ходить здесь снова и снова. Еще не видя Гвандры, мы были уже заочно влюблены…

Маршрут должен был быть построен таким образом, чтобы максимально охватывать район и сочетать простоту перевалов с хорошей обзорностью. Изначально нитка маршрута выглядела так:

Аул Учкулан – пер. Карачай-ауш (2542 м, н/к) (рад.) – р. Учкулан – р. Кичкинекол – оз. Уллу-Кёль – пер. Вост. Уллу-Кёль (3050 м, 1А) – р. Махар – р. Гондарай – р. Актёбе – пер. Сев. Ак (3450 м, 1А) – р. Мырды – пер. Юж. Доломиты (3350 м, 1А) – р. Чунгур-Джар – р. Чириккол – р. Уллукам – пер. Хотю-тау(3546 м, 1А со стороны р. Уллукам) – р. Уллукам – аул Хурзук.

При защите маршрута члены МКК посоветовали не делать заключительную часть – радиальный выход с ночевкой на перевале Хотю-тау – уж очень это кажется нелогичным. Дело в том, что ночевка на Хотю-тау выглядела очень заманчиво, но спуститься в сторону Терскола нашей группе пока не позволял опыт. Поэтому мы решили прогуляться на Хотю-тау, если останется время, не включая его в основную нитку маршрута.

Еще одно отклонение от первоначально задуманного было для нас неожиданностью. Количество снега на перевале Вост. Уллу-Кель повысило его сложность, и мы были вынуждены воспользоваться запасным вариантом – уйти в долину Махара через пер. Нижний Уллу-Кель. Таким образом, количество категорийных препятствий сократилось до двух. Оставшаяся часть маршрута была пройдена без каких-либо изменений. В итоге нитка маршрута выглядела так:

Аул Учкулан – пер. Карачай-ауш (2542 м, н/к) (рад.) – р. Учкулан – р. Кичкинекол – оз. Уллу-Кёль – пер. Вост. Уллу-Кёль (3050 м, 1А) (рад.) – пер. Ниж. Уллу-Кёль (2900 м, н/к) – р. Махар – р. Гондарай – р. Актёбе – пер. Сев. Ак (3450 м, 1А) – р. Мырды – пер. Юж. Доломиты (3350 м, 1А) – р. Чунгур-Джар – р. Чириккол – р. Уллукам – аул Хурзук.

3.ДНЕВНИК ПОХОДА И ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ МАРШРУТА.

03.07.05. – 04.07.05.

г. Черкесск – аул Учкулан. Организация заброса, оформление документов.

Наши летние приключения традиционно начались на вокзале г. Черкесска, когда прицепные вагоны 41-го поезда поползли дальше в Усть-Джегуту, а мы остались на перроне в шумном обществе водителей, наперебой предлагающих свои услуги. Впрочем, в этом году мы даже не думали о том, чтобы ехать в Учкулан на автобусе – для того, чтобы оформить пропуск у пограничников, купить на рынке продукты, организовать заброс, нужна была машина, даже две, если вспомнить, что нас 15 человек (наша группа – 12, и тройка под руководством В. Конышева). Поэтому ещё в Москве Слава договорился о помощи с Арсеном, руководителем фирмы, занимающейся перевозками по КЧР, и сегодня две “Газели” и лично Арсен ждали нас у вокзала. Скажем заранее, что за два месяца наших скитаний по Кавказу Арсен ни разу нас не подвел и, более того, с его помощью мы выпутывались из весьма непростых ситуаций – но это отдельная история. Решить все вопросы и заранее договориться о машинах можно, позвонив Арсену по телефону: 8-928-768-38-39.

Итак, после нехитрой процедуры регистрации в милиции на вокзале мы загружаем машины и направляемся на ул. Леонова, 2, оформлять пропуск в погранзону. Здесь мы узнаем о нововведении – пропуска теперь выдаются только группам, зарегистрированным в ПСО. Он находится в северной части Черкесска, выходных у спасателей, конечно же, нет, поэтому можно приезжать и в воскресенье. С печатью на заявлении возвращаемся к пограничникам.

Оформление пропуска занимает обычно не больше часа (при условии, что заявление написано заранее, в трех экземплярах). Но в этот раз нам не повезло – Черкесский погранотряд принимал у себя большое начальство из Ростова, поэтому оформление наших пропусков несколько затянулось. Промаявшись на жаре часа три, мы решили не терять драгоценное время. Ясно было, что в наши планы волей случая внесены существенные изменения. Хотелось нам того или нет, но один день мы теряли – сегодня нужно ехать в Учкулан, а завтра возвращаться за пропуском.

Ещё один важный момент. Первоначально мы хотели сделать заброс в альплагере “Узункол”, чтобы забрать его после прохождения перевала Северный Ак. Арсен, однако, сказал, что на “Газели” мы туда не проедем – и был прав, как выяснилось потом. Заброс поэтому было решено сделать в Хурзуке, у местных жителей.

Итак, наша группа разделилась. Первая половина, под руководством завхоза, поехала на рынок за продуктами, остальные отправились в Хурзук. Те, кто приедет раньше, должны были ставить лагерь в Учкулане, выше аула.

Путь от Черкесска до Карачаевска занимает около часа, и столько же от Карачаевска до аула Хурзук. Дорога эта прекрасно описана в книгах “В верховьях Большого Зеленчука” и “От Маруха до Эльбруса” (см. Литература).

С организацией заброса в Хурзуке проблем не возникло. Продукты и лишние вещи мы оставили в доме лесника, за что очень ему благодарны. Через 15 минут мы уже въезжали в аул Учкулан, раскинувшийся на обоих берегах одноименной реки. Миновав Нижний Учкулан, асфальтовая дорога превращается в грунтовку. За Верхним Учкуланом, оставив позади последние домики, она переходит на левый берег. Высматриваем места для лагеря – перспективы очень грустные. В широкой безлесой долине найти скрытый от чужих глаз уголок очень трудно. Но и уезжать далеко за аул мы не можем, так как послезавтра планируем выход на перевал Карачай-ауш. В 1.5 км за мостом найдено, наконец, более или менее приличное место – длинная ровная поляна на берегу реки, отгороженная от дороги барбарисовыми кустами. Ближайшие три дня мы будем жить здесь.

Вторая группа, закупив продукты, приехала в Учкулан на час позже. Мы снова вместе, но не надолго - после небольшого отдыха руководитель и зам собирают рюкзаки, чтобы вернуться в Черкесск за пропуском.

Через полтора часа водитель высадил нас у Усть-Джегутинского водохранилища – мы решили, что лучшего места для ночевки нам не найти. Два года назад, когда мы ехали в Архыз на велосипедах, останавливались здесь на обед и даже купались. В этом году, однако, мы застали водохранилище в достаточно захламленном состоянии – не то что купаться, но даже взять воду для чая мы не решились, за ней пришлось бегать в поселок Тепличный.

Усть-Джегутинская ГЭС

На следующий день, 4 июля, встав пораньше, мы успели погулять у Усть-Джегутинской ГЭС (фото 1, 2) и вновь отправились в Черкесск к пограничникам. Оформив все документы, возвращаемся, наконец, в Учкулан, к своей группе. Жизнь в лагере идет своим чередом. Народ, пользуясь хорошей погодой, купается и загорает, отбивая периодически атаки не в меру гостеприимных местных жителей. Все-таки место для лагеря выбрано не очень удачно – поток посетителей не иссякает, все с удовольствием глазеют на толпу москвичей. А завтра нам предстоит подъем на перевал Карачай-ауш с набором высоты больше тысячи метров, поэтому мы планируем ранний выход. Визиты, однако, не прекращаются до поздней ночи.

Чтобы не повторять нашу ошибку, советуем или сразу уходить далеко за аул, или, если это невозможно (как в нашем случае), ставить лагерь на левом берегу Учкулана, на терраске выше аула, там, где сохранились фундаменты старого поселения. Подробнее это место будет указано в описании следующего дня – радиального выхода на Карачай-ауш.  

05.07.05. День 1.

Пер. Карачай-ауш (2900 м, н/к). Радиальный выход.

Радиальный выход на некатегорийный перевал Карачай-ауш был запланирован нами с целью акклиматизации. Хотелось найти в окрестностях аула такую панорамную точку, куда можно было бы сходить за один день налегке. Карачай-ауш в этом смысле – достаточно неплохой вариант, набор высоты от лагеря составит 1400 метров, а если повезет с погодой, мы увидим ещё и Эльбрус.

Этот перевал используется местными жителями для прогона скота в соседнюю долину Даута и далее в Теберду. Надо сказать, что на некоторых картах этот перевал назван Ыпчик. Откуда взялось такое название непонятно, но жители аула Учкулан его не знают. Для них Карачай-ауш просто “перевал”.

Найти его в пологом гребне хребта, возвышающегося над аулом, не так уж и сложно. Седловина видна прямо над последними домиками аула Верхний Учкулан – это самая низкая точка гребня (фото 3). Пастухи обычно поднимаются на перевал от нижнего моста через Учкулан (у слияния с р. Уллукам) длинным траверсом к седловине с очень медленным набором высоты, что, конечно, требует большего времени, чем подъем “в лоб”. Мы решили попробовать другой вариант, более логичный – подниматься вдоль ручья, берущего начало под перевалом. В этом случае нам не пришлось бы спускаться в нижний аул, что отняло бы много времени. Да и проблем с ориентированием было бы меньше, так как седловина всё время должна находиться прямо над нами.

Зная, что предстоит набор высоты 1400 метров, хотели выйти в 7 утра, но нагрянувшие вчера вечером неожиданные гости несколько расстроили наши планы. В результате выходим в 8-00, оставив в лагере двух дежурных. Через 15 минут пересекаем мост через Учкулан, и идем по главной улице аула. Ещё через 40 минут развилка – основная дорога продолжает идти правым берегом реки к нижнему аулу, а влево от неё ответвляется дорога похуже, ведущая через мост к домикам на левом берегу. Примерно в 100 метрах за мостом влево уходит хорошо заметная тропа, по ней и начинаем подъем. Через 15 минут выходим уже выше аула к остаткам старого поселения. Вокруг нас каменные ограды и фундаменты уже несколько сот лет не существующих домов, кое-где с фрагментами стен. Скорее всего, они сохранились с 15 века, когда первые карачаевцы пришли в долины Учкулана и Уллукама, образовав т.н. Старый Карачай… Аул уже далеко внизу и виден сейчас как на ладони (фото 4). Все шире становится панорама окружающих гор, постепенно вырастают снежные вершины в верховьях Уллукама, кажущиеся такими маленькими по сравнению с громадным Эльбрусом. А вокруг столько цветов! И ничто не напоминает о недавних дождях – Учкулан удивительного голубого цвета…

Над аулом тропа теряется. Справа от нас балка ручья, текущего из-под перевала Карачай-ауш (следуя некоторым картам, для простоты будем называть этот ручей Ыпчик, хотя в книге В.В. Арсенина встречается название Батдыланы-Кол, что, несомненно, правильнее). Спускаемся к воде и сразу находим четкую тропу – она идет правым берегом ручья. Подъем некрутой и довольно приятный. Вокруг колючие кустики барбариса, попадаются островки замшелого реликтового тиса.

Через 50 минут тропа переходит на левый берег, где также обнаруживаются идущие снизу тропки. Ещё через 40 минут подъема (после переправы) выходим к развилке – еле заметная тропа продолжает пробиваться вверх по ручью, зажатому крутыми берегами, более отчетливые тропы явно уводят правее. Подниматься и дальше вдоль ручья рискованно – если выше есть скальные сбросы, обойти их будет трудно. Решаем немного отдохнуть и, пока ещё не ушли от воды окончательно, сделать чай. Несколько человек под руководством всезнающего медика отправляются собирать чабрец, ромашку, листья малины, ягодки барбариса и что-то ещё очень вкусно пахнущее. Энтузиасты тем временем предпринимают короткую разведку и находят продолжение правой тропы. Колдовство дежурных не пропало даром – вдохновленные удивительным чаем идем дальше.

Тропа уверенно огибает водораздел правого и левого истоков ручья Ыпчик и выводит на широкую террасу (высота 2100 м)(30 минут) (фото 5). Ниже справа по ходу кош (урочище Кызылла, 2000 м), к которому и стягиваются все тропки. Седловина перевала отсюда не видна, но направление движения становится очевидным – нужно обойти водораздел и выйти под перевал уже в верховьях правого истока. Не спускаясь к кошу, срезаем большой зигзаг, который делает тропа. 20 минут поднимаемся по травянистым полкам в некрутых разрушенных скалах. Погода постепенно портится, со стороны Даута выплывают зловещие черные тучи, раздаются первые раскаты грома, но дождя пока нет.

Тропа выходит на длинный траверс верховьев правого истока и через 30 минут выводит к заключительной части подъема. Начался дождь, тучи заволокли всё вокруг – перевал стал предметом чисто спортивного интереса. За 40 минут дошли до седловины, но радость этого была омрачена практически полным отсутствием видимости. В разрывах облаков на несколько мгновений показались мрачные цирки противоположного борта долины Даута с перевалом Эпчик.

За 2 часа почти бегом спустились вниз, ещё через час были уже в лагере. Дождь льет не прекращаясь... Хотя если бы мы знали, что это последний дождь в ближайшие две недели, то не огорчались бы так по этому поводу.

06.07.05. День 2.

Полудневка. По дол. р. Учкулан к устью р. Кичкинекол.

Первый запланированный нами категорийный перевал, Вост. Уллу-Кёль (3050 м, 1А), соединяет верховья реки Кичкинекол (озеро Уллу-Кёль) с долиной реки Трехозерной. Подъем к нему начинается от озера Уллу-Кёль, находящегося примерно в 8 часах хода от р. Учкулан. Поэтому мы решили подняться к озеру завтра, а сегодня лишь подойти к устью р. Кичкинекол (хорошие ночевки есть только выше границы леса, а туда мы можем сегодня и не дойти).

Первую половину дня посвятили просушке вещей – под вчерашним дождем все промокли до нитки, а также закупке недостающих продуктов и распределению их по рюкзакам. С продуктами, кстати, в Учкулане все обстоит очень невесело. Во-первых, у магазинов нет никакого расписания работы, и если вы захотите что-нибудь купить, хозяина магазина, возможно, придется искать по всему аулу. Во-вторых, на большее, чем сахар, гречка и чай рассчитывать тоже не стоит (подробно обо всех магазинах в Учкулане и Хурзуке см. 2.4.). Зная, что до устья Кичкинекола около 8 км, выходим после обеда.

По Учкулану проложена хорошая грунтовая дорога, которая доходит до погранпоста на поляне Кертмели и продолжается в долинах Махара и Гондарая. Выше аула дорога идет левым берегом, в некотором отдалении от реки. Вокруг много барбариса, орешника и, что самое приятное, земляники. Вообще, если бы мы не запланировали акклиматизационный выход на Карачай-ауш, лучше было поставить лагерь где-нибудь здесь, чтобы не попадаться лишний раз на глаза местным жителям (излишне гостеприимным). На всем пути нас сопровождают опоры старой ЛЭП, протянутой в Абхазию через перевал Нахар, кое-где даже с проводами. Сейчас она не работает, но, как стало известно зимой этого года, скоро подача энергии в Абхазию должна возобновиться. Кстати, на нашей карте (так называемой “фогилевской” 91 года) по непонятным причинам нет ни ЛЭП, ни дороги, по которой мы идем. Пунктиром указана только тропа на противоположном берегу. Чего ещё нет на этой карте, пока не известно. Вот так…

Впереди – снежные вершины верховьев Гондарая (фото 6), вход в долину Махара угадывается правее. Левый борт Учкулана изрезан боковыми ущельями, с дороги невозможно определить, где же Кичкинекол.

Через 6 км – мост (на карте также не указан), дорога переходит на правый берег; на левом тоже есть дорога, хотя и значительно хуже. В ста метрах от развилки на поляне остатки старого коша, за ним широко разлившийся ручей. Помня об особенностях нашей карты, задаемся вопросом, не может ли этот ручей быть Кичкинеколом. Дело в том, что в одном из отчетов был указан следующий ориентир – “тропа по Кичкинеколу начинается в дальнем углу большой поляны за мостом ”. И ничего не говорилось о том, есть ли ещё какие-то притоки. Чтобы не принимать поспешных решений, ставим лагерь у ручья, на полянке, в тени деревьев, рассчитывая в оставшееся светлое время провести разведку. Первая группа должна была пройти немного вверх по ручью в поисках тропы, а вторая выше по Учкулану, до следующего притока.

В результате разведки мы убедились, что наш лагерь стоит у одного из рукавов реки Карасу (фото 7), а долина Кичкинекола действительно немного дальше – мы не дошли до неё около километра. Но решили, что это к лучшему, так как взамен мы получили вполне уютную ночевку, с чистейшей водой и, что самое главное, вдалеке от людей.

07.07.05. День 3.

По долине р. Кичкинекол.

Сегодня мы планировали подняться к озеру Уллу-Кель. По описаниям на это нужно около 8 часов. Когда сборы уже подходили к концу, мимо нас с душераздирающим ревом прополз трактор. После традиционных приветствий водитель, узнав, что мы идем на Уллу-Кель, заявил, что нам крупно повезло. Совсем недавно, по его словам, на озеро проложили дорогу и дойдем мы туда быстрее, чем планировали. Засомневавшись, на всякий случай спросили, как найти старую тропу к озеру, вопрос этот он проигнорировал, объяснил, где начинается дорога, и покатил дальше на своем рычащем тракторе.

Мы же пошли по намеченному вчера пути. За ручьем, на берегу которого стояли наши палатки, дорога пересекает полянку и поднимается на взгорок, заросший земляникой. Отсюда уже видно ущелье Кичкинекол (фото 8). Дорога выводит на огромную, около 800 метров в длину, поляну, окаймленную сосновым лесом (идеальные места для лагеря). В дальнем углу поляны действительно видно начало дороги. От моста через Учкулан сюда 50 минут хода.

Спрашиваем у работающих здесь карачаевцев, где тропа к озеру. Они машут рукой в сторону дороги и ничего больше не говорят. Решив, что начало дороги и старой тропы могут совпадать, идем все-таки по дороге, высматривая возможные ответвления троп. Уже через 10 минут подъема путь нам преграждает ревущий Кичкинекол, продолжение дороги - на другом берегу. Бурная река разливается достаточно широко, чтобы можно было без проблем перейти ее вброд, однако это занимает некоторое время (фото 9). 

Вскоре после переправы встречаем знакомого тракториста, который с помощью своего рычащего друга пытается вытащить перевернувшуюся машину. Поприветствовав нас еще раз, он продолжил свой нелегкий труд. Дорога становится все более разбитой, крутой и подозрительно уходит от реки. Через 20 минут всему нашлось объяснение. Мы встретили двух лесорубов, которые сказали, что дорога эта вскоре заканчивается, а другого пути на озеро, кроме как по левому берегу Кичкинекола, не существует. Собственно говоря, мы это подозревали и спрашивали незадачливого тракториста об этом ещё внизу. Забегая вперед, скажем, что это не единственный печальный опыт общения с “всезнающими” местными жителями в этом походе. Но это следствие нашей неопытности в районе, изученном пока только по чужим отчетам.

Так или иначе, приходится возвращаться на поляну. Снова переправа. Некоторое время занимают поиски верной тропы. Всего же на эту никому не нужную прогулку мы потратили 2 часа.

Итак, где же на самом деле начинается путь к озеру? В дальнем правом углу описанной выше поляны хорошо видна дорога, уходящая в лесу вверх. По ней, как должно быть уже ясно, ходить не надо. Правее её, на опушке леса, над поляной нависает небольшая скала. Здесь и начинается тропа (фото 10). Хорошо заметная вначале, после подъема на скалу она теряется, но это уже не так страшно. Продолжаем подъем, пытаясь угадать логику тропы. Логика такова: в нижней части ущелья Кичкинекола каньон, тропа обходит его вдалеке от реки, вновь появляясь на берегу уже выше устьевой ступени. Поэтому главное, увлекшись поиском, не уходить слишком сильно влево. Около 200 м (по высоте) проходим по мягкому подлеску, выше лес становится чище и уже через полчаса появляется тропа. Ещё через 40 минут подъема в залитом солнцем лесу выходим, наконец, к реке. Здесь делаем обед, а наши фотографы и художники предаются творческим изысканиям, благо, все вокруг к этому располагает.

Здесь произошла неприятность, значительно повлиявшая на наши дальнейшие планы. Стала жаловаться на самочувствие Люда Демидченко, наш неутомимый медик. Немного разгрузив её рюкзак, идем пока дальше, готовясь ставить лагерь при первой необходимости.

Сосновый лес взбирается все выше на склоны, вытесняемый березовым криволесьем, тропа петляет в высокой траве. Через 20 минут (от места обеда) тропа пересекает осыпной конус выноса, заросший малиной, и ещё через 10 минут выводит на луга. Состояние Люды не улучшается, скорее наоборот, поэтому придется ставить лагерь где-то здесь. Через 20 минут (от границы леса) выходим на широкую луговую террасу, где среди камней можно найти места для палаток (фото 11).

Вечером к нам в гости пришел пастух с целым ведром молока. Его кош находится на следующей террасе, выше нашего лагеря. Надо сказать, что пастух нам попался очень кстати – стремясь хоть как-то облегчить рюкзаки, наши новички подарили ему несколько безделушек, довольно увесистых, и непонятно зачем взятых в поход. Он, кажется, понял этот жест не совсем правильно и утром вновь пришел с молоком, чему мы были, впрочем, только рады.

08.07.05. День 4.

Подъем к озеру Уллу-Кель.

Утром встали рано, рассчитывая выйти около 8. Люде стало немного лучше. Однако чтобы окончательно прийти в себя, ей потребовалось время. Несколько часов спустя наш медик уже излучал здоровье и жизнерадостность, поэтому было решено идти дальше, забрав, правда, у Люды часть общественного веса. Итак, выходим в 12-30.

Тропа поднимается по ступеням троговой долины, пересекая мелкие ручейки. За 10 минут доходим до коша, но нашего пастуха нет, возможно, встретим его выше. Через 20 минут тропа уводит к реке и заставляет по камням перейти на правый берег. Еще через 10 минут вновь возвращаемся на левый, пересекая широкое русло одного из рукавов Кичкинекола. Впереди открываются снежные вершины верхних цирков (фото 12).

Хорошая тропа идет левым берегом реки, пересекая осыпи и снежники. Через 80 минут подходим к древней слежавшейся морене, перегородившей долину. На берегу небольшого озера делаем обед.

Выше морены тропа уводит вправо, к уступу “бараньих лбов” (фото 13), долина поворачивает, принимая юго-западное направление.